Печать || Закрыть

Кто станет преемником Ким Чен Ира

19 Декабря 2011 / Экспертное мнение

Леонид Петров
Доктор исторических наук
НИИ АТР при Австралийском Национальном Университете (г.Канберра)

Политические прогнозы вещь часто непредсказуемая. Только время способно поставить все на свои места. И тем любопытнее иногда вернуть память в недалекое прошлое, особенно теперь, когда ожидаемое вдруг стало реальностью. Кто станет преемником Ким Чен Ира?

…В конце августа 2007 года мир облетела сенсационная весть: «Сын Ким Чен Ира, нынешнего лидера КНДР, вернулся в Северную Корею». Наспех отснятые репортажи и статьи в прессе, похоже, смогли донести лишь внешнюю сторону произошедшего события. Сложность внутриполитической ситуации и возможные сценарии её развития для этой страны остались за кадром. Попробуем разобраться в том, какие проблемы встали перед руководством Северной Кореи в начале 21-го века, а также кто может оказаться у власти в стране Чучхе уже в недалёком будущем.

Вот уже несколько десятилетий страны Дальнего Востока переживают период модернизации своей политической культуры. Отход от конфуцианских традиций в государственном управлении, сопровождается построением новых политических систем основанных на демократических принципах. После Второй мировой войны, под давлением оккупационных структур США, этот процесс начался в Японии. В Южной Корее (РК) и на Тайване (КР), демократические движения против засилья диктаторских режимов начались чуть позже и принесли ощутимые плоды лишь в конце 1980-х. Китай (КНР), где динамика экономических реформ до сих пор значительно опережала по своим темпам перемены в партийно-государственном строе, только сейчас приобретает черты развитого демократического государства, где смена народных представителей происходит по предсказуемым правилам и в открытой конкурентной борьбе.

Однако белым пятном на карте стремительно демократизирующегося региона продолжает оставаться Северная Корея (КНДР). Несмотря на своё звучное название предполагающее тройную степень демократичности (Народно-Демократическая Республика), государственный строй Северной Кореи уже давно напоминает абсолютную монархию, где верховная власть принадлежит одному лицу и передаётся по наследству. Основанное 9 сентября 1948 г. при содействии Советкого Союза на севере Корейского полуострова сепаратное государство по замыслам Москвы и Пхеньяна, должно было выполнять функцию буферного государства отделяющего социалистический лагерь от либеральных демократий Запада. Вскоре буфер превратился в таран и уже в 1950 г. межкорейский конфликт чуть было не спровоцировал Третью мировую войну.

С первых дней существования КНДР, лидером Северной Кореи был назначен Ким Ир Сен. Осенью 1945 г. он сформировал временное правительство Северной Кореи, чуть позже стал лидером Трудовой Партии Кореи (ТПК), с сентября 1948 занял пост премьер-министра.

Изменив конституцию страны в 1972 г., Ким Ир Сен стал её первым Президентом и до конца своих дней правил страной единолично, практически без опасения политической конкуренции. В этих условиях, в Северной Корее рано или поздно должен был возникнуть вопрос о преемственности власти. Если Сталин и Мао формально придерживались принципов коллективного руководства страной, то Ким Ир Сену уже просто не на кого было опереться. Ничем не ограниченная власть оказалась сосредоточена в руках одного человека. Не удивительно ли что борьбой за власть занялись члены клана Кимов.

В традиционных обществах, где патриархат и безоговорочное подчинение младшего по возрасту старшему играли цементирующую роль, королевская власть всегда передавалась от старшего брата к младшему, или от отца к старшему сыну. В середине 1960-х, когда Ким Чен Ир был ещё студентом, конкуренцию ему чуть было не составил, младший брат Ким Ир Сена, Ким Ён Чжу. Однако Ким Ир Сен счёл более безопасным защитить права своего сына, наделив его уникальной ролью правопреемника в деле толкования официального и единственного в стране идеологического учения «Чучхе». С середины 1970-х Ким Чен Ир официально рассматривался как «носитель чучхейской мудрости», «центр партии», или просто «любимый руководитель» корейского народа.

С момента проведения последнего съезда ТПК в 1980 г., государственная и партийная власть стала концентрироваться в руках Ким Чен Ира. Однако разросшийся к тому времени клан Кимов не мог не вызывать у него естественных опасений. Возможно поэтому сводный брат Ким Чен Ира, Ким Пхён Иль, уже в 1988 г. был отправлен послом в страны Восточной Европы, где и остаётся до сих пор. Его мать, Ким Сон Э, была второй женой Ким Ир Сена и долгое время занимала высокие партийно-правительственные посты. В желающих стать преемником Великого Вождя недостатка не было до тех пор пока экономическая ситуация в стране оставалась стабильной. Однако в начале 1990-х, с развалом мировой системы социализма, от руководителя КНДР как никогда потребовались решительность и оперативность.

До последних дней своей жизни, в глазах большинства соотечественников Ким Ир Сен оставался непоколебимым авторитетом. Его не сломили ни требования Москвы и Пекина заплатить старые долги в твёрдо-конвертируемой валюте, ни их прагматичное решение установить дипломатические отношения с Южной Кореей. В последний год своей жизни, отчаянно маневрируя в новых политических условиях, Ким Ир Сен чуть было не ввязался в новую войну с США, а разрешив конфликт мирным образом, даже собирался посетить Южную Корею с визитом. Его неожиданная и в чём-то таинственная смерть, произошедшая за несколько недель до планировавшейся поездки в Сеул, стала поворотным моментом в судьбе страны.

Известно, что после смерти отца Ким Чен Ир предупредил своё окружение «не ждать никаких перемен». Что имелось в виду остаётся загадкой, однако за четыре года официального траура страну регулярно постигали катастрофические стихийные бедствия, голод и разруха, которые не могли не вызвать серьёзных перемен. Индустрия и сельское хозяйство, которые и до этого испытывали серьёзные трудности, пришли в полный упадок. Массовый голод в провинциях унёс жизни сотни тысяч людей и привёл в движение миллионы мигрантов. Ситуация в стране продолжала бы накаляться и наверняка вышла бы из под контроля центрального правительства, если бы в 1998 г. Ким Чен Ир наконец не вступил официально в права руководителя КНДР.

Однако сенсацией стало возвышение Ким Чен Ира не как главы ТПК, а как Председателя Национального коммитета обороны. Одновременно с этим была провозглашена новая политическая линия «Сонгун» или «Армия прежде всего». Таким образом, впервые в истории КНДР особыми политическими правами была наделена именно Армия, а не Партия. Хотя, пожалуй, лучшего решения найти было бы невозможно. Заручившись поддержкой Корейской Народной Армии (КНА), Ким Чен Ир обезопасил себя и свой клан как от внешних, так и от внутренних врагов. Даже проводимые в стране с июля 2002 г. экономические реформы, которые нацелены на развитие рыночных отношений, теперь проходят под лозунгом «новой эры Сонгун». Данный факт даёт основание критикам Ким Чен Ира называть нынешний строй в Северной Корее «военной диктатурой».

Несомненно, в настоящее время Северная Корея переживает серьёзный системный кризис. Старые общественные отношения, основанные на идеологической мотивации населения к решению экономических задач, не в состоянии конкурировать с легализованными в начале этого века рыночными отношениями. Причём последние, обеспечивая экономическое выживание системы, одновременно подрывают её идеологические основы. Более того, проведению широкомасштабной экономической реформы в КНДР мешает и ряд субъективных факторов, а именно экономические успехи Южной Кореи. Признать их для Северной Кореи – значит признать своё поражение. Нынешнее руководство страны, которое состоит из альянса семьи Кимов, высшего командного состава КНА, и ветеранов ТПК, к такому шагу явно не готово. Этим и обусловлена та нерешительность, с которой проходят экономические реформы в Северной Корее. Даже само слово «реформа» в КНДР стараются избегать.

Что ждёт КНДР в обозримом будущем? Как ни в какой другой стране мира, будущее Северной Кореи зависит от личности и политической воли её руководителя. На сегодняшний день никто в стране не может ни составить конкуренцию Ким Чен Иру ни поколебать стабильность существуюещго строя. Тот факт, что вот уже более пятнадцати лет Северная Корея живёт в осадном режиме, но сдаваться не собирается, говорит о том, что Ким Чен Ир по-прежнему пользуется непререкаемым авторитетом внутри страны и имеет достаточно козырных карт для проведения последовательной внешней политики. Однако отметив в этом году свой 65-ти летний юбилей, Ким Чен Ир не может не задумываться о преемнике. Так кого же он может назначить своим преемником?

Хотя потенциальных претендентов на эту роль становится всё больше, реального кандидата для продолжения дела «Великого полководца» пока нет. Самой подходящей фигурой всегда считался старший и внебрачный сын Ким Чен Ира и актрисы Сон Хе Рим, 36-летний Ким Чен Нам. Однако, занимаясь деловыми операциями за границей, в мае 2001 г. он скомпрометировал себя использованием поддельного иностранного паспорта, в результате чего и был депортирован из Японии. С тех пор он был «отлучён» и проживал в китайском специальном административном районе Макао (Аомынь), занимаясь частным бизнесом.

Во время поездки Ким Чен Нама по странам Европы в ноябре 2004 г. австрийские спецслужбы предотвратили покушение не него. Скорее всего, в заговоре участвовали сторонники другого члена семьи Кимов, стремящиеся помочь убрать Ким Чен Нам из списка претендентов на главный пост в стране. Лишь в мае этого года, после того как его квартира в Макао была ограблена неизвестными лицами, Ким Чен Наму было позволено вернуться на родину. Именно это событие и привлекло внимание мировой общественности, хотя реально оно ещё не свидетельствует о том, что Ким Чен Нам восстановлен в своих наследных правах.

У Ким Чен Нама слишком много сильных соперников для того, чтобы рассчитывать на лёгкую победу в борьбе за титул нового Вождя. Главным контестантом в этой борьбы выступает сын от третьего брака Ким Чен Ира с танцовщицей Ко Ён Хи, 26-ти летний Ким Чон Чхоль. Его покойная мать, незадолго до смерти была официально названа «матерью корейского народа». Несмотря на свой молодой возраст, Ким Чон Чхоль уже много раз бывал в Европе, посещая миссию КНДР при ЮНЕСКО, а в июле 2005 г. был замечен в Пекине в самый разгар шестисторонних переговоров по урегулированию ядерной проблемы. Существуют однако подозрения, что у Ким Чон Чхоля есть серьёзные проблемы со здоровьем и что это может ослабить его позиции как кандидата. Да и его 24-х летний родной брат, Ким Чон Ун, наверняка не упустит шанс проявить себя предстоящей борьбе.

Список возможных лидеров Северной Кореи не ограничивается детьми Ким Чен Ира. Например, его младшая сестра, Ким Кён Хи и её муж, видный государственный деятель, Чан Сон Тхэк, в разное время очень активно приближались к северокорейскому политическому Олимпу. Однако каждый раз Ким Чен Ир разрушал их планы, отправляя в отставку то сестру, то её мужа. В прошлом году, семья Ким Кён Хи и Чан Сон Тхэка пережила новую драму. Их дочь, Кым Сон, которая долгое время проживала в Париже, покончила жизнь самоубийством.
Тем не менее, расширение клана Кимов в КНДР продолжается. В прошлом году, Ким Чен Ир женился в четвёртый раз. Первой леди КНДР на этот раз стала его 42-летняя секретарша Ким Ок. В начале 1980-х годов она оставила карьеру пианистки, чтобы стать помощницей руководителя страны. По свидетельству очевидцев она же сопровождала его и в литерном поезде, который пересёк Россию в 2001 г., помогая в работе с документами и на переговорах. Очевидцы отзываются о ней как о талантливой и эрудированной женщине. Ожидает ли Ким Ок участь Цзян Цин покажет время.

Уже сейчас ясно, что прямых наследников желающих продолжить «великое дело» в Северной Корее будет не меньше чем самозванцев желающих реформировать самое «наследие». Подобная схватка может привести к серьёзному конфликту сторон, к локальным массовым беспорядкам, или же к масштабному гражданскому противостоянию. Ничего не менять и стараться сохранить страну в том же летаргическом состоянии, в каком он получил её в наследство от отца, Ким Чен Ир уже не в состоянии. Понимая необходимость модернизации, он уже выбрал путь умеренных экономических реформ. Наверняка Ким Чен Ир понимает и то, что рано или поздно реформы в экономике приведут общество к необходимости политических преобразований. Поэтому, с переменами он по-преженему не спешит.

Абсолютная власть династии Кимов в Северной Корее просуществует ещё какое-то время. Возможно, эта форма правления сейчас единственный гарант внутренней стабильности. Это понимают и в Южной Корее. Но переходный период уже начался. Чем раньше правящий клан откажется от монополии на «единственно верную идеологию» и откроет путь к основным гражданским и экономическим свободам, многопартийности, местному самоуправлению и примату закона, тем больше шансов у них будет избежать внутреннего конфликта и, в конечном итоге, добиться мирного и равноправного объединения Севера и Юга страны.

Леонид Петров,
Канберра, Австралия 19 сентября 2007

Источник: ИА РУСКОР





© Информационное Агентство РУСКОР (RUSKOR Information Agency) зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 25 мая 2011 г. Свидетельство о регистрации ИА № ФС77-45192.

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии активной гиперссылки на ruskorinfo.ru.